The New Future :: FOnline Roleplay 2019 :: Действующий ролевой сервер  

Вернуться   The New Future :: FOnline Roleplay 2019 :: Действующий ролевой сервер > Архивы Fallout Roleplay разных лет > [АРХИВ] Форум сервера 2010-2014 > Летопись > 2252-2259 > Квенты

Важная информация

Закрытая тема
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 14.10.2012, 01:57   #1
Hazmat
Junior Member
 
Аватар для Hazmat
 
Регистрация: 14.11.2011
Сообщений: 2
Вес репутации: 0
Hazmat will become famous soon enough
По умолчанию Рустер Когберн

Имя: Рустер Когберн
ID: 6248



Возраст: 44
Раса: Человек

Профессия: Бродяга, пьяница, мародер, наемник.

Характер:

Ничего не имеющий за душой, кроме виски, отставной капитан соткан из пыли дорог и прерий, сомнительных баек и историй, настоящий мастер стрельбы из револьвера, храбрый и мужественный человек. Злобный, безжалостный, упрямый, крутого нрава, страх никогда не застилает ему глаза. Любит заложить за воротник.

Как человек много повидавший и много переживший. Бесстрашен, что в сочетании с его опытом и умениями делает его весьма опасным противником. Бескомпромиссен по отношению к противнику, при этом в отношениях с товарищами, по оружию, предпочитает согласие конфронтации. Терпеть не может споров и нравоучений, полагая, что каждый человек имеет право на свои ошибки и должен учиться на них.

Любитель выпить, стареющий, бездомный, покалеченный человек с железной хваткой, Рустер сначала достает револьвер и стреляет, а потом уж задает вопросы. Если к вечеру появляются кое-какие финансовые сбережения, то к утру всегда по нулям.

Внешность:



Потрепанный жизнью немолодой человек в темно-сером, в нескольких местах продырявленном, пальто и надвинутой на глаза десятигалонной шляпе и грязном шейном платке. Лицо изборождено морщинами и покрыто седой щетиной, волосы не стрижены очень давно, носит настоящие ковбойские усы и бакенбарды. Взгляд мрачный, исподлобья. Голос хриплый. Обветренное лицо, множество морщин вокруг глаз, грубые, привыкшие к тяжёлому физическому труду, руки, и характерные заскорузлые мозоли на ладони правой руки, по которым можно понять, что этот человек постоянно держит в руке револьвер. На левой руке всегда надета черная перчатка, скрывающая отсутствие безымянного пальца. Очень сильно хромает на правую ногу.

Из-за спины торчит приклад обреза охотничьей двустволки, закрепленной в заплечной кобуре. Два пояса с кобурами, под каждый из револьверов, плотно набиты патронами. На ногах ковбойские сапоги с острыми носами и блестящими, издающими узнаваемый звон, шпорами.

Биография:

Рустер Когберн родился на окраине Калифорнийской Республики, на окраине этой гниющей язвы на теле гниющей Пустоши. Рубен Когберн, отец Рустера, был некогда уважаемым рейнджером, принявшим участие не в одной жаркой битве за свободу проклятых дикарей, однако, судя по всему, не отличавшимся везением. Благополучно пережив полтора года "борьбы" с работорговлей, он был прирезан во сне, одним из освобожденных им же дикарей.

Его жена, Мэтти, приходящаяся матерью Рустеру Когберну, так и не получила известий о его смерти и до последнего дня жизни надеялась на возвращение мужа.

Детство и юность Рустера прошли в состоянии, близком к нищете – мать, так и не вышедшая замуж во второй раз, несмотря на многочисленные предложения, работала судомойкой в салуне и была не в состоянии прокормить двух детей (вторым ребенком была Хейли, младшая сестра Рустера). За свою недолгую жизнь рейнджер Когберн не сумел накопить на черный день практически ни цента, и поэтому сыну в наследство достались только фетровая шляпа и охотничья двустволка с коробкой патронов.

Еще в возрасте девяти лет Рустер связался с местной бандой воришек, в четырнадцать он практически перестал появляться дома, а в девятнадцать отправился добровольцем на войну с Рейдерами Юга.

За годы войны с оккупантами карьера Когберна пережила головокружительный взлет – что, впрочем, было не так уж удивительно: ему довелось служить под командованием легендарного Джейкоба Брауна. Уже после битвы при Лос-Анжелесе Рустер обзавелся своей первой полоской на погонах, да и вторая не заставила себя долго ждать. После битвы за Хаб, за проявленное в бою мужество молодой Рустер Когберн был награжден чином капитана – предыдущий командир роты был убит в сражении.

Удача то и дело сопутствовала Рустеру - мало кому удавалось сделать такую карьеру за два года службы в армии НКР. За все время боевых действий он ни разу не был ранен, хотя всегда шел в атаку в первых рядах.

Удача начала изменять Когберну сразу же после окончания войны с Рейдерами Махагала. Судьба в лице командования забросила его в забытый богом форт, который располагался в самой заднице Пустоши. Все восемь лет, которые капитану Когберну пришлось там провести, его патриотические чувства угасали день ото дня, а пристрастие к алкоголю напротив, неуклонно набирало обороты. Сначала Рустер перестал писать домой – впрочем, ему все равно никто не отвечал, и он порой сомневался, доходят ли письма до адресатов. Затем он начал подолгу отлучаться с поста, часами просиживая в салуне городка, к которому был прикреплен форт, в компании крайне сомнительных личностей. Во время одного из таких загулов и случилась та самая история, из-за которой Когберн лишился безымянного пальца на левой руке – заезжий индеец, имени которого история не запомнила, увидев, что капитан абсолютно пьян, предложил ему сыграть в «Five-finger fillet» на деньги. Когберн был большим мастером в деле скоростного переставления ножа между пальцами и без раздумий согласился, однако уже третьим ударом отсек до основания свой безымянный палец. Индеец же поспешил покинуть город, пока свирепый капитан не протрезвел.

После этого инцидентента Когберн вознамерился снова прийти в форму и принялся днями напролет тренироваться в стрельбе. Однако многолетнее воздействие алкоголя все же давало о себе знать – очевидцы подтверждали, что когда капитан был в состоянии легкого опьянения, результативность его стрельбы стремилась к нулю.

Над НКР нависла новая угроза и роту Когберна, наконец, отправили на войну, если так можно было назвать кампанию против супермутантов. Однако по пути к столице удача снова повернулась к Рустеру спиной, и на этот раз удар был куда более ощутимым – во время нелепой стычки с мутантов шальная пуля вонзилась ему в ногу немногим ниже колена и нанесла кости непоправимый ущерб.

Когберн отказался от ампутации и настаивал на продолжении своей службы в армии, однако, когда он прибыл в столицу НКР, командование сочло его состояние слишком удручающим для участия в боевых действий, и Рустер отправился на пенсию.

Снова оказавшись в своем родном городке, по прошествии двадцати лет, он разыскал свою младшую сестру, которой было всего пять, когда он отправился на фронт, от которой узнал о смерти матери, к которой Когберн, впрочем, никогда не питал теплых чувств. Хейли так же, как раньше ее мать, едва сводила концы с концами и воспитывала мальчика восьми лет, которого не могла прокормить. После долгих расспросов об отце своего племянника, Рустеру удалось выяснить, что чести его сестру лишил проезжий адвокат. По ее словам, он дарил ей дорогие подарки и клятвенно обещал жениться, однако поспешно уехал из города на следующее же утро.

Переночевав в доме сестры, Рустер ни слова ни говоря уехал из города, оставив у ее кровати кошелек со всеми деньгами, что он успел накопить за годы службы, и направился в неизвестном направлении. Ничего определенного о судьбе Рустера Когберна следующие несколько лет сказать нельзя, однако не лишенным основания предположением будет то, что он перемещался по Пустоши в поисках каких-либо следов этого адвоката. В пользу этого предположения говорит то, что Когберн объявился в Хабе, в котором тот в это время занимал должность судьи.

Жизнь распутного адвоката оборвала пуля, выпущенная ему в лоб из револьвера, когда он выходил из церкви после воскресной молитвы. Подобная смерть ждала и шерифа Смита, отправившегося в погоню за убийцей – по словам его помощника, отделавшегося сломанной ногой и мертвым брамином, выстрелы были сделаны с расстояния не меньшего, чем тысяча футов.

После этого для инвалида и его немолодого брамина начались годы бегства от закона.

На хлеб он зарабатывал многими способами, от сопровождения караванов через земли дикарей до выпаса браминов, однако ни в одном городке он не задерживался дольше, чем на неделю. Дурную службу отставному капитану послужили его запоминающиеся приметы – отсутствие безымянного пальца и хромота, к которым осторожный Когберн прибавил еще одну – он никогда не выпускал из рук свой верный револьвер, само собой разумеется, постоянно заряженный. Впрочем, в ход он его пускал редко – по его собственным словам, патроны были настолько дороги, что он не мог позволить себе палить направо и налево. Достоверно известно лишь о трех случаях – первой жертвой был бандит, напавший на Когберна прямо по среди Пустоши во время ночного привала. Во второй раз отставной капитан открыл огонь из окна гостиницы в Максоне, тогда жертвами его револьвера пали шериф города и проезжий охотник за головами. Хозяин гостиницы, по непроверенным данным и раскрывший местоположение Когберна, крайне обеспокоенный подобным развитием событий, вооружился винтовкой и стал ждать, пока тот, кряхтя и постанывая, спустится с лестницы в холл, однако в решающий момент промахнулся, и Рустер успел прострелить ему ногу. Добивать хозяина гостиницы он не стал, и, поспешно сбежав из Максона на своем верном брамине, больше ни разу не появился в этом штате.

Можно было бы сказать, что оружие Рустер Когберн использовал только в целях самообороны, если бы не один случай, произошедший в небольшом городке на северной окраине республиканской столицы. Зайдя в местный салун, Когберн увидел за одним из столиков компанию из трех индейцев, в одном из которых он узнал того самого, который проезжал через тот самый форт, что заживо похоронил его патриотизм и палец левой руки. По словам очевидцев, он подошел к столику, за которым сидели индейцы и, не выпуская из рук револьвера, предложил одному из них выйти и поговорить на улице, из чего абсолютно не следовал вывод о намерении Рустера убить его. Индеец, однако, тоже узнал его, и, очевидно, опасаясь за свою жизнь, не говоря ни слова, выхватил пистолет, после чего был убит выстрелом в упор. Один из его товарищей также нашел свою смерть в стенах салуна, тоже попытавшись выхватить оружие, оправившись от потрясения. Третий индеец не стал пытать судьбу, и решил под шумок улизнуть из салуна, что ему без труда удалось.



Сейчас Рустера Когберна и его брамина можно было встретить на одной из пыльных дорог неподалеку от форта Саттер именно это место было избрано им в качестве очередного перевалочного пункта. Его неизменная фляга к тому моменту окончательно опустела, а во рту не было ни росинки со вчерашнего дня, так что приоритетной задачей Когберна было найти какую-нибудь не слишком пыльную работу, не требовавшую особенных физических затрат. В Саттере он собирался пробыть немного дольше, чем в других поселениях - тут его никто не мог знать, следовательно, можно было быть чуть менее осторожным, чем обычно.

Последний раз редактировалось Jokky; 21.10.2012 в 01:02. Причина: Активирован.
Hazmat вне форума  
11 Пользователей сказали спасибо Hazmat За этот пост:
Свернуть/Развернуть список проголосовавших

Закрытая тема

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +4, время: 16:36.


Powered by vBulletin® Version 3.8.3
Copyright ©2000 - 2022, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Для внутреннего пользования